Маг или целитель?

Некоторые языковеды утверждают, что слово «газ» произошло от греческого «хаос». Есть, конечно, и другие предположения.

t34yt4h6

В науку понятие «газ» было введено великим голландским естествоиспытателем, врачом и оккультистом Яном Баптистом ван Гельмонтом. Не исключено, что это слово пришло к нему во сне. Ведь сны имели огромную роль в судьбе этого человека.

В жизни Гельмонта почти все окутано тайной, но записи о крещении, найденные в одной из приходских церквей Брюсселя, удостоверяют, что он родился 12 января 1580 года. В этой же церкви его родители обвенчались 28 января 1567 года. Мать Гельмонта Мария де Стассерт принадлежала к богатой, очень известной и уважаемой в стране семье. Отец умер, когда Яну Баптисту был год.

С детства Гельмонт не знал ни в чем недостатка. Он мог заниматься чем угодно, мог развлекаться, странствовать по миру или просто погрузиться в безделье, но какая-то неведомая сила, которой он не способен был противостоять, влекла его к науке. Только он никак не мог понять, чем именно должен заниматься.

Сначала он изучал античные языки и философию, затем географию, юриспруденцию, астрономию, логику, алгебру и геометрию. Все подряд. Все схватывал на лету. И все время оставался недовольным. Он что-то искал, но не знал что. Тогда он обратился к медицине. В 1594 году в Католическом университете Лувена ему присвоили степень магистра. Он отказался ее принять, заявив, что слишком мало понимает в лечении болезней, чтобы считать себя врачом. Он хорошо видел шаткость постулатов современной медицины. Не мог спокойно смотреть, как слабительное прописывают пациентам, страдающим от инфекционной болезни.

Затем в иезуитской школе Гельмонт снова занялся философией. И снова испытал разочарование. В иезуитский орден он не вступил, а отправился путешествовать по Европе, чтобы узнать, как лечат в Италии, Франции, Англии, Швейцарии. Но и там он не обнаружил чего-то существенно нового.

Если наука не приносила удовлетворения, вполне естественно было попытаться найти ответы на свои вопросы в магии. Гельмонт на примерах людей, которых он лично знал, хотел выяснить, соответствуют ли гороскопы их жизненным путям.

Он обратился к ряду астрологов, назначив большую премию тому, кто сможет доказать свое умение разбираться в человеческих судьбах. От опытных и уважаемых специалистов Гельмонт получил лишь путаные и весьма далекие от действительности ответы.

Беспомощность ученых и магов повергла Гельмонта в отчаяние. Он забросил медицину. Он разочаровался в науке. Оккультные учения тоже оказывались бесполезными. Жизнь теряла всякий смысл. Но однажды к нему пришло озарение. Во сне он услышал: «Ты уже много лет никак не можешь успокоиться и пытаешься получить ответы на свои вопросы. Зачем? Неужели ты думаешь, что именно об этом тебя спросят на Страшном суде?»

Гельмонт проснулся другим человеком. Он больше не искал ответы на суетные вопросы, а старался разбираться лишь в тех вещах, которые предназначены для человека и приходят к нему через опыты или откровения. Чрезмерное углубление в размышления он считал теперь вредными для здоровья.

Видимо, у Гельмонта были свои методы познания истины, которые способствовали его становлению в качестве одного из самых выдающихся врачей своего времени и первым в истории медицины начать серьезно изучать систему пищеварения. Его называют «отцом биохимии«. Он первым начал применять количественные методы к решению биологических проблем и экспериментально исследовал питание растений. Его интересовала проблема дурного глаза, он изучал воздействие человеческого взгляда на животных. В 1621 году в Париже была издана его работа, посвященная лечению ран магнитами. По всей вероятности, некоторые идеи из нее использовал создатель животного магнетизма Франц Месмер.

Во времена, когда принято было лечить травами, Гельмонт использовал, и весьма успешно, химические препараты. Это вызывало подозрения. Поговаривали, что он связан с дьяволом. Возможно, эти слухи стали одной из причин, по которой он мало занимался практической медициной. От платы за лечение Гельмонт отказывался. Ему казалось безнравственным извлекать для себя выгоду из страданий людей.

Слава Гельмонта распространилась по всей Европе. Всех интересовало, чем он занимается в своей лаборатории. Говорили, что химические опыты и получение новых лекарств не главное для него. Алхимия важнее. Многие верили, что он уже обладает «камнем мудрости» и «эликсиром жизни«.

Баварский герцог, кельнский архиепископ, императоры Священной Римской империи Рудольф II, Маттиас и Фердинанд II приглашали к себе великого врача. Он неизменно отклонял все предложения. Между тем покровительство коронованных особ ему пригодилось. Французская королева Мария Медичи вмешалась, когда Гельмонта преследовала инквизиция.

Церковь, которая давно приглядывалась к деятельности Гельмонта и следила за ним, находила много еретического в его трудах и высказываниях. Его обвиняли в том, что он поддерживает лютеранство и кальвинизм. Ему припомнили отказ от должности каноника и магистерской степени (хотя впоследствии он принял докторскую).

Завистливые коллеги, которых раздражали бескорыстие, независимость и успехи Гельмонта, подливали масла в огонь. Они ставили в вину Гельмонту то, что он был последователем еретика Парацельса. Действительно, в учениях этих великих реформаторов медицины было много общего. Гельмонт, как и Парацельс, верил в оживляющий организм архей, который иначе называют «астральным бальзамом» или «небесным огнем«. Место четырех соков, о которых говорили Гиппократ и Гален, занял один, независимый от тела. Влияя на него, можно воздействовать на человеческую психику и таким образом лечить больного не только от душевного, но и от телесного недуга. На этом учении основывались впоследствии методы Месмера.

Восемь лет профессора Лувенского университета травили Гельмонта и, наконец, в 1634 году ученый был арестован. Он провел в заключении всего четыре дня. Затем его перевезли в Брюссель, где после нескольких допросов приговорили к домашнему аресту. Только в 1642 году дело против Гельмонта было окончательно прекращено, и был снят продолжавшийся 18 лет запрет на публикацию его сочинений.

Накануне своей смерти Гельмонт писал другу в Париж о своем предположении, что его жизнь продлится не более 24 часов, так как у него слишком мало осталось жизненных сил. Он умер в 6 часов вечера 30 декабря 1644 года. Через два года вдова Гельмонта получила от церковных властей официальное уведомление о его реабилитации.

Читайте также: