Правосудие свыше

Никакие деньги и связи не помогли мафиози Тони Гивена избежать правосудия. Из этой загадочной истории видно, что правосудие творится не на земле, а на небесах. В октябре 1967 года в американский город Хатфорд заехал по своим делам Тони Гивена — известный наркобарон и содержатель множества притонов, разбросанных по всему штату Алабама. В местном баре он положил глаз на одну девчонку и, получив отказ, по обыкновению пристрелил ее.

35tg53yhg45

Для полиции это было подарком: она знала о его синдикатских делах, но у копов не было зацепки, чтобы взять гангстера. А тут, пожалуйста, — уголовщина, да еще и с умышленным убийством. Так Гивена оказался в тюрьме «Мервин«, где и ожидал суда. Наркодельцу и убийце грозил электрический стул. Нашлась женщина — свидетельница того, как Гивена с девушкой поднялись в номер. Правда, самого выстрела она не слышала — гангстер стрелял через подушку.

Но мафиози не терял надежды. Из Нью-Йорка он вызвал своего хорошего адвоката Роберта Неймана — молодого, но уже поднаторевшего в делах защиты всевозможных богатых подонков юриста.

На первом свидании Гивена разговаривал с Нейманом хозяйским тоном. Еще бы — он щедро платил своему адвокату, а потому потребовал, чтобы единственная свидетельница была ликвидирована.

На втором свидании Нейман поначалу огорчил Гивену, сообщив, что свидетельница еще жива. Оказалось, полиция нашла для нее тайное место, где женщину будут держать до суда. Гангстер взбесился, пригрозил адвокату, что шепнет кому надо — и на другой день в газетах появится некролог Неймана. Но тот не смутился, заявив, что у него есть до гениального простой план. Однако его реализация потребует 300 тысяч долларов. Будут найдены три лжесвидетеля, которые подтвердят, что видели Гивену в момент убийства совсем в другом месте. А соврать под присягой за сотню тысяч баксов редко кто откажется. 300 тысяч долларов в конце 60-х были громадной суммой. Но гангстер не раздумывая согласился — жизнь бесценна.

И адвокат принялся осуществлять собственный нечистый план. В разговоре со своим патроном в тюрьме он несколько лукавил. Далеко не каждый американец согласился бы лжесвидетельствовать даже за 100 тысяч. К тому же надо было найти трех совершенно незнакомых друг с другом людей, еще и жадных до денег.

Первым лжесвидетелем согласился стать некий мистер Дивайн. Вроде бы вполне нормальный человек — владелец небольшого магазина спорттоваров. Тот должен был сказать на суде, что 5 октября около восьми вечера, то есть как раз перед закрытием лавочки, пришел человек и долго не мог выбрать гантели. Описать приметы покупателя нужно было по фотографии Гивены, показанной ему Нейманом.

Теперь адвокату потребовалась женщина в годах, которая тоже в это время якобы совершенно случайно оказалась в магазине. Личные агенты Неймана сообщили ему, что такая дама есть. Это Клара Бульд, ради денег готовая на все. Она, правда, начала упираться, пытаясь взвинтить цену, но Нейман был неумолим: 100 тысяч или ничего. Жадность победила.

Третьим лжесвидетелем выразил желание стать студент Эдвард Норман. Сто тысяч для бедного студента были просто даром небес.

Когда после проделанной работы адвокат вновь явился в тюрьму на свидание и доложил о результатах, Тони Гивена был в восторге. Он расхорохорился: «На кого эти легавые замахнулись?«, «Мы им всем нос утрем«, «Когда все закончится, ты, Бобби, обижен не будешь«…

И действительно, все складывалось для мафиози как нельзя лучше. Три не знающих друг друга человека «видели» Тони Гивену в спортивном магазине. Ну а дежурная в дешевой гостинице просто обозналась. Дело простительное: ведь столько за день лиц мелькает, что нетрудно и непреднамеренно оговорить невинного человека. К тому же Роберт Нейман на всякий случай провел работу по сбору компромата на единственную свидетельницу.

И вот наступило 29 октября 1967 года. Суд выслушал сторону обвинения. Свидетельница обвинения подтвердила, что подсудимый около восьми вечера 5 октября прошел с девушкой в номер, а спустился один. После этого суд приготовился выслушать свидетелей защиты. Но те не явились. Они должны были прийти в половине десятого, а было уже начало одиннадцатого. Тони Гивена начал тормошить своего адвоката: «Бобби, что происходит? Где они?» Нейман сказал, что сейчас все выяснит, но ничего не выяснил, и заседание суда пришлось отложить.

Все стало ясно только после обеда. Студент Эдвард Норман накануне поздно вечером что-то ремонтировал в собственной квартире, и его ударило током. По заключению врачей, бедняга умер сразу. Мистер Дивайн, видимо, хотел прийти в суд чистым — забрался в горячую ванну, где у него и остановилось сердце. Наконец, Клара Бульд еще утром была жива и даже поехала в суд отрабатывать свои сто тысяч. Но по пути следования в суд попала в страшную аварию и была отправлена в реанимацию в бессознательном состоянии. На шестой день она скончалась, не приходя в себя. Словом, все потенциальные лжесвидетели умерли.

Об этой истории никто бы и не узнал, если бы не потрясенная жена мистера Дивайна. Супруг успел ей все рассказать. Она его отговаривала, но тот заявил, что 100 тысяч — слишком большие деньги, чтобы от них отказываться. От мужа она узнала также и про Клару, и про Нормана. Нейман не знакомил лжесвидетелей, но каждому показывал фотографии других. Они должны были знать друг друга в лицо — ведь «были в одно время в одном месте«.

3 марта 1969 года губернатор штата Алабама не подписал прошение о помиловании Тони Гивены. В 10.46 утра тот сел на электрический стул. Так заслуженное наказание понесли и преступник, и люди, собиравшиеся стать преступниками, то есть лжесвидетельствовать. Только каждый по-своему.

Читайте также: