Защита от дьявола

Оригинальный способ не попасть в руки дьявола после смерти придумал Джон Рени. Он попросил на своем надгробном камне вырезать акростих. Над разгадкой которого вот уже 170 лет бьются всевозможные специалисты. В рассказанной здесь истории «билетом в рай» мог послужить акростих. В переводе с греческого это слово буквально означает «краестишие», то есть стихотворение, в котором начальные буквы строк образуют слово или фразу. В Великобритании такого рода загадки были в моде еще со времен римского владычества, так что к XIX веку народ в этом искусстве изрядно поднаторел.

35tyg45

В британском Монмауте, во дворе церкви Святой Марии, в 1832 году похоронили Джона Рени. Был он уроженцем Уэльса, а по ремеслу — маляром, красил дома. На могиле мистера Рени до сих пор можно видеть необычный надгробный камень. Точнее сказать — необычна надпись на этом камне, которая представляет собой акростих. Что ж, для той эпохи — дело привычное. Но, если судить по надгробию Джона Рени, загадка акростиха иной раз заставляет людей ломать головы на протяжении долгого времени. В данном случае более 170 лет. А «ключика» все нет.

Стих на надгробии содержит 285 отдельных букв, разбросанных по камню таким образом, что начало строк определить непросто, и эпитафию можно прочесть разными способами, число которых — 45760.

Лайонел Фанторп, священник одной из уэльских церквей и квалифицированный математик, решил исследовать этот камень и, если удастся, прочесть зашифрованный текст. Преподобный считает, что задумка покойного Рени очевидна: сбить с толку дьявола. Пока дьявол будет разбираться в мешанине букв, сам покойник успеет проскользнуть мимо него во врата рая. И тут надо согласиться со священником в том, что во времена Джона Рени день Страшного суда считался столь же неопровержимым и не подлежащим сомнению фактом, как и то, что Лондон стоит на Темзе.

Однако другой священник, преподобный Джеймс Коуттс, викарий церкви Святой Марии, возражает своему коллеге. Да, это и в самом деле необычная эпитафия, и ничего подобного он тоже никогда не видел, а уж для местного населения это и вовсе достопримечательность, однако полагать, что Джон Рени пытался таким вот образом одурачить дьявола, — сущая нелепица. «Думаю, ему просто хотелось сделать что-нибудь нестандартное, слегка забавное«, — утверждает преподобный Коуттс.

И, надо признать, основание для таких предположений тоже есть. Рени, говорят, был одним из основателей общества «Эксцентричные парни«. В начале XIX века всякого рода дружеские объединения по интересам были в большой моде, так что ничего очень уж странного в этом факте нет, кроме разве что названия. К тому же Джон Рени наверняка располагал массой времени, дожидаясь своего смертного часа, поскольку болезнь у него была затяжная и, по словам мистера Фанторпа, могла быть вызвана токсическими материалами, с которыми тот работал, будучи маляром. В настенных обоях был мышьяк, а в красках — свинец, и в те времена было известно недомогание под названием «колики маляра», которыми, скорее всего, тот и страдал.

На том же надгробном камне зафиксирована смерть сына Рени, тоже Джона, который скончался в возрасте года и девяти месяцев, а также второго сына Джеймса, упокоившегося в 1903 году в возрасте 83 лет. Там же похоронена и вдова самого мистера Рени, Сара, отправившаяся в лучший из миров в 1879 году в весьма преклонном возрасте. А вот муженек-маляр, заранее составивший себе эпитафию, дожил лишь до возраста Христа и был похоронен в 33. В некрологе, помещенном в местной газете «Монмаутшир«, о нем говорилось, что это был человек образованный и весьма одаренный. Да уж, с этим не поспоришь, если учесть, что и 170 лет спустя наши современники не могут разгадать загадку, которую он задал. Но может, ее и в самом деле придумывали не для нас, а для дьявола, чтобы было время проскочить мимо него в рай? И может, дьявол доныне ломает себе голову над акростихом эксцентричного маляра?..

Читайте также: